Календарь Рыбака

Немецкая подлодка времен Первой Мировой в деталях

Четыре носовых торпедных аппарата и передние горизонтальные рули немецкой подлодки SM UB Четыре носовых торпедных аппарата и передние горизонтальные рули на боку.

война подводных лодок в первой мировой

Общий вид на подлодку. А во время появления меморандума уже велось строительство подлодок класса Е, ставших опорой британского флота в будущем военном конфликте. Британцы проявляли вполне обоснованное беспокойство, а сами немцы были невысокого мнения о грозном оружии, которым обладали. И экипажи подводных лодок впервые ощутили гордость за выбранную профессию. Германский император был не единственным официальным лицом, проявившим повышенный интерес к подводным лодкам. Британцы выслали мощную эскадру новейших военных кораблей для участия в кильских торжествах. Английские офицеры были очень внимательны к пополнению немецкого флота. Убийство эрц-герцога Фердинанда в Сараеве 28 июня заставило прервать торжества. С кораблей поспешно убрали праздничный декор. Четыре британских линкора и сопровождающие их крейсеры медленно двинулись к выходу из гавани. Им вслед глядели сотни глаз, сотни рук взметнулись в прощальном приветствии. На палубе флагмана играл военно-морской оркестр. Люди, собравшиеся на пристани, понимали, что война неизбежна, но надеялись, что Великобритания сохранит нейтралитет. Это сентиментальное настроение нашло отражение в сигнале, поднятом на мачте британского флагмана: Во флотилии подводных лодок подготовка велась в ускоренном режиме, почти в панике. Не самая легкая и приятная процедура! Зато полезная, поскольку в условиях войны лодка может оставаться под водой в течение многих часов. Черная тень войны неуклонно надвигалась и готовилась накрыть нас. А мы еще не могли сказать, когда будут отработаны такие боевые операции, как срочное погружение, торпедная атака и перезагрузка торпедных труб.

Английские подводные лодки типа “Е” в первой мировой войне. 1914-1918 гг. (fb2)

Теперь к немецким подводным лодкам было приковано пристальное внимание на другом берегу Северного моря. Англичане рассмотрели, обсудили возможность нападения немецких лодок на торговые суда и отвергли ее. Его взгляды полностью разделяли профессионалы из адмиралтейства. В периодической печати много писали об этических и практических вопросах подводной кампании, причем позиции официальных деятелей тех лет трудно понять нашим современникам, познавшим ужасы двух мировых войн. Общее мнение заключалось в том, что нападения на торговые суда невозможны в рамках существующих международных законов, за исключением случаев, предусмотренных положениями призового права и касающихся надводных кораблей. Общественность решила, что ни одна цивилизованная нация не пойдет на нарушение этих законов. Судя по всему, Германия не использовала подводные лодки для нападения на торговые суда до года. Во всяком случае, в официальных документах такие случаи не упоминаются. Однако сдержанность правительства Германии объясняется вовсе не охватившим немцев человеколюбием: Но когда немецкие генералы поняли, что война не будет выиграна к Рождеству года, они стали рассматривать вопрос применения субмарин против торгового флота Британии. Адмирал Перси Скотт, отец артиллерийского вооружения современных военных кораблей, всю жизнь плыл против течения. Человек острого ума, он был необыкновенно проницательным и точно предсказал дальнейшее развитие событий. Однако цель войны — сокрушить врага. А для этого нужно бить в самые уязвимые точки, коими для нас являются снабжение продовольствием и топливом. Появление субмарин дает новый и очень удобный способ нанести удар именно по этим точкам. Разве удержат наших врагов от этого соображения гуманизма? Воды Гелиголандской бухты были зловеще спокойными. Море тихо плескалось, омывая корпуса стоящих на якоре подводных лодок, только резкие крики чаек тревожили окружающий покой. Субмарины слегка покачивались на поверхности воды, их люки были задраены, двигатели молчали. Офицеры на мостиках внимательно всматривались в даль. Было 2 августа года. Германия и Россия находились в состоянии войны уже двадцать четыре часа. Правительства европейских стран готовились к неизбежному военному конфликту. Франция вступит в драку на следующий день, нейтралитету Бельгии угрожали войска кайзера, подтягивающиеся к границе.

Только Великобритания пока проявляла нерешительность. Формально она не являлась военным союзником Франции; и хотя между двумя странами было достигнуто соглашение о защите побережья Канала, [7] не было гарантии, что Великобритания выполнит свои обязательства. Британский кабинет пребывал в раздумьях, министр иностранных дел Эдвард Грей не оставлял последних лихорадочных попыток избежать кризиса и восстановить мир. Но хотя Россия, уже объявленный враг, находилась на востоке, а французский флот в безопасности оставался на своих средиземноморских базах, взоры офицеров немецких подводных лодок все чаще обращались на запад. Туманному Альбиону нельзя доверять. Этот факт был хорошо известен немцам. Ведь немецкие дипломаты и офицеры неоднократно слышали угрозы адмирала Фишера еще до официального объявления войны. Было известно, что англичане разработали планы высадки своих войск на остров Боркум, чтобы английские корабли установили блокаду морского побережья Северной Германии. Что ж, пусть попробуют. Немецкие подводные лодки ждут их. Ряд швартовых буев отмечал их позиции. Находящиеся на поверхности субмарины были пришвартованы к этим плавучим железным банкам, образуя статичный, совершенно бесполезный барьер. Когда на крепостном валу Гелиголанда выпалила пушка, возвещая о закате солнца, надводные корабли вернулись, чтобы забрать своих подопечных. Двигатели, прокашлявшись, ровно загудели, швартовые концы убрали, и маленькая флотилия подводных лодок направилась в обратный путь на базу. Природа была, как всегда, восхитительна и величественна. В волшебную красочную картину угасающего дня с большим трудом вписывались пенистые белесые следы, оставляемые на воде вращающимися винтами 10 подводных лодок. Словно весь мир купается в крови. Англия непременно объявит нам войну. Для молодых командиров-подводников, грезивших об отчаянных рейдах во вражеские воды, это было бесславное начало. Часы пассивного ожидания в патрульной линии казались для них истинным мучением. Они рвались вперед, а их заставили сидеть на привязи. К их счастью, этот период оказался коротким. Полностью пересмотрев свою предыдущую тактику, Верховное командование отдало приказ подводным лодкам выйти в наступательный поход через Северное море. На рассвете 6 августа 10 субмарин вышли из Гелиголанда на поиски британских кораблей. И снова в бухте их сопровождали надводные корабли. И вот, наконец, настал долгожданный момент. Подводные лодки торжественно прошли мимо осточертевших буев и вышли в открытое море. Люки задраили, лодки начали медленно, очень медленно опускаться в морскую пучину. На 10 метрах погружение прекратилось. Дальше двигались на этой глубине.

Офицеры приступили к осмотру корпусов на предмет обнаружения течи. Сжатый воздух со свистом прорывался через узкие щели. Стрелка указателя глубины послушно поползла влево. Наконец, дневной свет хлынул через закрытые толстым стеклом окна боевой рубки, люки распахнулись, и капитан, поднявшись на мостик, слушал команды из внутренних помещений лодки:. Выхлопная труда изрыгнула черное облако густого жирного дыма, и двигатели Кортинга ожили. Субмарина начала движение по поверхности вперед. Справа и слева от них на волнах покачивались другие лодки. Как пловцы, желающие испробовать температуру воды, они погрузились в воду, а теперь, вынырнув на поверхность, снова построились и приготовились нести свое первое боевое дежурство. Через несколько минут замигал сигнальный фонарь на лодке командира эскадры, и субмарины послушно разошлись на север и юг. Неполадки в двигателе заставили Веддигена покинуть строй и вернуться на базу, но остальные 9 субмарин продолжали идти вперед. Семь из них на протяжении всего похода так и не увидели ничего интересного и вернулись в Гелиголанд с пустыми руками и без остатков энтузиазма. Девятая субмарина 9 августа обнаружила большой флот англичан. Но у экипажа не было опыта подводных атак, поэтому торпеды прошли мимо. Таким образом, предыдущие рапорты получили подтверждение. Но мощные громадины продолжали двигаться на запад к базе в Скапа-Флоу. Командующий флотом Джон Джеллико отлично понимал, насколько велика угроза атаки подводных лодок, и не питал иллюзий относительно размеров и возможностей своих кораблей. Поскольку в Скапа-Флоу отсутствовала противолодочная защита, он считал, что безопаснее оставить флот в море. Но большой флот не потерял ни одного из основных военных кораблей от противолодочных атак в первые месяцы войны, поэтому оно было правильным. Капитан Дафф развернул свой корабль, как эсминец, когда идет на таран.

война подводных лодок в первой мировой

Форштевень крейсера углом задел корпус лодки, но не причинил ей особого вреда. По неизвестной причине лодка всплыла и осталась на поверхности. Крейсер на полной скорости снова нанес удар. На этот раз его нос расколол тонкую обшивку корпуса субмарины перед боевой рубкой. Две части лодки в течение нескольких минут оставались на плаву, но ни один член экипажа в поле зрения английских моряков не появился. Затем медленно и тихо обе половины лодки скрылись под водой.

Подводная война

Его корабли класса Q вели яростную борьбу с врагом, в результате которой многие немецкие подводные лодки отправились на дно Атлантики. Но эта часть истории еще впереди. Вернувшись в Гелиголанд, немецкие подводники с разными чувствами вспоминали свой первый боевой поход. С базы ушли 10 лодок, обратно вернулись 8. Они не одержали ни одной победы. Несколькими днями ранее из Гелиголанда ушли еще 4 лодки. Их целью было нанесение удара по транспортам, перевозящим британские экспедиционные войска между Дувром и Францией. Три из четырех лодок с величайшим трудом добрались обратно до своей базы на задыхающихся двигателях. Однако никакой полезной информации о британской блокаде не было получено. В очередной раз подводный флот не выполнил поставленную задачу. Один только Херсинг добавил себе лавров, совершив переход дальностью миль — беспрецедентное достижение для года. Разочарованное неудачами, немецкое Верховное командование пересмотрело применяемую тактику. Теперь лодки выходили в море не большими группами, а в одиночку или парами. По чистой случайности немцы нашли верный ключ к ведению подводной войны. Африка , однако, тоже стала полем боя, что привело к активным действиям подводного флота в Средиземном море. В основном тут воевали британские, французские и немецкие субмарины. Итальянцы также были вовлечены в эти события, однако наибольшего успеха добились в применении сверхмалых подводных лодок и человекоуправляемых торпед. В Атлантике , где немецкие U-boat вновь занимались охотой на конвои Антигитлеровской коалиции , война очень напоминала позднюю часть Первой мировой войны. Множество британских субмарин также охотились в Средиземном море и возле Норвегии , боевые корабли, субмарины и торговые суда Стран Оси. Первоначально Гитлер приказал субмаринам соблюдать Правила ведения морской войны , однако в декабре года ограничение было снято. Хотя массовые атаки субмарин и случались в Первую мировую войну , тактика Волчьих стай стала основным стилем ведения боевых действий U-boat на протяжении всей Второй мировой войны. Основные отличительные черты этих действий были следующие:. Глядя в перископ, Шписс наблюдал, как: Ползавшие по палубе люди казались ничтожными муравьями. Из человек экипажей трех крейсеров погибли 62 офицера и матросов. Тяжесть потери усугублялась тем, что затонувшие крейсера были укомплектованы резервистами, в большинстве своем людьми семейными. В этом бою Британия потеряла моряков, что почти в три раза больше, чем в Трафальгарском сражении.

Когда 23 сентября U9 пришла в Вильгельмсхафен, Германия уже знала, что произошло. Экипажи германских броненосцев приветствуют U9. Отто Веддиген награжден Железными крестами первого и второго классов, а весь экипаж — Железными крестами второго класса. Отто Веддиген на германских открытках года. U9 и ее капитан стали невероятно популярны в Германии, чем немедленно воспользовалась немецкая пропаганда. Германские открытки года. Эта трагедия унесла жизни моряков. Моральный перевес боя оказался на стороне англичан. Немцы предполагали, что англичане предпримут набег на Гельголандскую бухту. И все же, операция английского флота в зоне германских портов стала полной неожиданностью для германского командования. В ответ от одного из своих подчиненных адмирал услышал, что потеря крейсеров произошла из- за небывалой смелости англичан. После боя у Гельголанда немцы не рисковали выходить с кораблями далеко в море, и вынуждены были держаться вблизи своих укрепленных баз. Результат боя заставил германское командование обратить внимание на неправильный метод использования подлодок как оборонительного средства. Для прикрытия лодками подходов к бухте семь ушли в устье реки Эмс, и на эту флотилию была возложена охрана бухты с запада. Нужно отметить еще один важный факт, о котором не любят говорить английские авторы. Это вынуждало англичан начиная с первых чисел сентября г. Всем этим судам предписывалось проводить траления, наблюдать за протраленными фарватерами, обнаруживать подлодки противника и не допускать постановок новых минных заграждений. Между тем, боевое дежурство английских ПЛ в районе бухты не прекратилось. С уходом надводных кораблей из этой части моря у командиров лодок появилось больше возможностей по части торпедных атак. Первому произвести атаку выпало командиру Е9 капитан-лейтенанту Максу Хортону. Он находился к юго-востоку от Гельголанда, и ночь с 11 на 12 сентября провел лежа на грунте на дне бухты на глубине футов около 40 м. С прояснением погоды Е9 атаковала противника. Выпустив две торпеды из обоих носовых аппаратов, лодка быстро погрузилась, и на ней услышали сильный взрыв. При всплытии Хортон увидел, что крейсер стоит накренившись на правый борт, но сам тут же подвергся обстрелу. Вновь погрузившись, в отставшуюся часть дня Хортон больше не имел возможности всплывать из-за присутствия миноносцев, и только ночыо сумел всплыть и зарядить батареи. Этот флаг английские подводники всегда поднимали при возвращении после результативных походов.

В первые месяцы кампании г. В начале октября, находясь на боевом дежурстве, ЕЗ заметила немецкий гидросамолет, садящийся на воду. Неожиданно для его экипажа лодка всплыла почти борт о борт с самолетом и принудила пилота и механика сдаться, после чего потопила машину. В течение октября ЕЗ крейсировала у устья реки Емс, но 18 числа в поисках противника отдалилась далеко от берега. При всплытии ее заметили германские миноносцы и отрезали пути отступления к бухте. Начавшийся ими интенсивный обстрел продолжался до тех пор, пока ПЛ не затонула. Крейсерско-патрульные рейды английской подводной флотилии в Северном море имели важное значение еще по одной причине — произошло резкое снижение процента коммерческих судов, подвершихся нападению. К примеру, в течение весны г. За этот же период подверглось нападению 29 судов других наций, из которых пострадало всего пять.

война подводных лодок в первой мировой

Это заставило германское командование изменить тактику в отношении борьбы с коммерцией противника — кроме атак с подводных лодок, немцы стали нападать на торговые суда с воздуха, причем воздушной атаке подвергались суда даже в устье Темзы. Особенно колоритно и, понятно, с патриотическим пафосом обрисовал сложившуюся ситуацию в связи действиями британской подводной флотилии Дж. В ноябре-декабре г. Поэтому британское командование резонно ожидало со стороны противника повторения попытки в южном районе, который считался слабее охраняемым. Битти, которому предстояло соединиться с главными силами Гранд-Флита. Полное развертывание сил предполагалось завершить к первому дню Рождества. Главную задачу британское командование видело в том, чтобы такой концентрацией флота привлечь подход Флота Открытого Моря и дать ему эскадренный бой. Ближайшие тактические цели англичан включали также воздушный налет на немецкие ангары, а в случае их необнаружения планировалась бомбардировка любых военных объектов, кораблей и сооружений противника. Воздушной разведке англичан предстояло выяснить сведения о количестве судов, находившихся в германских базах Вильгельмсгафене и Киле. К Рождеству 25 декабря г. В целом запланированная воздушная акция англичан прошла безуспешно, и попыток произвести бомбардировок больше не предпринималось. В заданный район Флот Открытого Моря не вышел, однако туда вылетели немецкие цеппелины и гидросамолеты с целью атак английских кораблей. Что касалось британских самолетов, то англичане не учли одного обстоятельства. Вследствии туманов, свойственных тому времени года, продолжительный полет требовал большого расхода горючего, а из-за его нехватки некоторые машины не могли долетать до своей авиаматки и совершали вынужденную посадку на воду. Так произошло с тремя самолетами, экипаж которых был спасен E Это была та самая Е11, которая в октябре г. Только Е1 и Е9 прошли Зунд успешно, а Е11 из-за повреждений в машинах и невозможности прорваться через Проливную зону вынуждена была вернуться в базу. Едва команда E11 успела снять летчика с первой машины и взять ее на буксир, как на воду сели еще две. Экипаж быстро обрубил буксир, и лодка поспешила к этим машинам, так как ситуация становилась особенно опасной из-за приближавшихся цеппелинов. Они уже были настолько близко, что не успели англичане принять своих летчиков на борт лодки и быстро погрузиться, как над ней сразу упали две бомбы. Таким образом, в первый день Рождества г. Е11 спасла четырех летчиков, атакованных цеппелинами в Гельголандской бухте.

Не получив возможности оперировать на Балтике, экипаж Е11 в полной мере реализует свой героизм несколько позже, в Мраморном море, на важном для англичан и французов театре военных действий. На карте обозначены цифрами: Еще один случай произошел с Е Утром 25 числа лодка пришла в заданный район, но сразу попала в зону действия немецких воздушных патрулей и оказалась обнаруженной. Погрузившись, Е16 уже не могла всплыть, так как противник постоянно кружил над поверхностью воды и не покидал этот район. Когда лодка подошла к пловучему маяку Боркум, то носом попала в сетевое заграждение. Какие меры не предпринимались членами экипажа, нос лодки не высвобождался. Тем не менее командиру Е16 удалось выставить на поверхность боевую рубку и открыть люк, но оказалось, что прямо над ним кружит цеппелин, с которого тут же был открыт огонь. Пришлось снова погрузиться и продолжать предпринимать попытки вырваться из сетей, продувая и наполняя цистерны, давая ход то вперед, то назад. В течение всего этого времени цеппелин непрерывно бросал бомбы. Наконец, после часовой напряженной работы нос освободился, и лодка оказалась на свободе. Выпустив почтового голубя с донесением начальнику флотилии об обнаруженном заграждении, командир Е16 продолжил крейсерство уже без дальнейших препятствий. Награда экипажу за пройденные испытания последовала на следующий день. В полдень 26 июля после трехчасового нахождения на глубине из-за активности германской воздушной разведки , ПЛ всплыла и обнаружила три немецких миноносца, шедших полным ходом. Примерно через час после сближения с целью на допустимую дистанцию стрельбы в данном случае около 3 кб из правого носового аппарата Е16 выпустила по одному из них торпеду. Миноносцу оторвало кормовую часть, остальные развернулись и двинулись прямо на лодку, пытаясь ее протаранить. Несмотря на явный риск, командир Е16 приказал выпустить еще две торпеды, но попадания не произошло, так как противник сумел уклониться. В целом по итогам кампании г. С точки зрения британской военно- морской доктрины концепция Fleet in being, сформировавшаяся в конце XVIII столетия, означала, что морская держава должна обладать таким флотом, который одним своим присутствием способен был воспрепятствовать намерениям противника. Из стран — блока Антанты средиземноморский театр вероятных боевых действий особенно важным представлялся для Франции, поэтому после предложения британского МИД французское правительство немедленно приступило к рассмотрению всех проектных вариантов союзной морской конвенции. Скрещивание геостратегических интересов двух сильнейших морских держав в таком важнейшем регионе как средиземноморский происходило на протяжении более чем двух столетий, поэтому на стремление Франции распространить свое влияние в этом огромном бассейне в Лондоне отреагировали весьма болезненно.

Тем не менее английской стороне приходилось проявлять выдержку и вести переговоры сдержанно, отстаивая свои позиции. В итоге по решению британского правительства к весне г. В августе г. Соответственно, несколько надводных британских кораблей были отозваны в Англию, часть судов оставалась для оперирования в районе Гибралтара и Южной Атлантики, а часть поступила в распоряжение французского главнокомандующего адмирала Буэ деЛапейрер. Небольшая английская эскадра передислоцировалась в порт Мудрое на острове Лемнос. На адмирала Буэ-деЛапейрера возлагалась также ответственность за изоляцию австрийского флота и за охрану британской торговли на главных морских путях. На основании статей конвенции, французскому флоту была предложена Мальта в качестве основного порта базирования, и в британских правительственных кругах хорошо понимали, что такая мера как нельзя соответствовала обстановке. Заручившись объявлением Италией нейтралитета, германские корабли ушли из Средиземного моря, и единственной угрозой для союзников оставался австрийский флот. Однако с подписанием морской конвенции совместные англо-французские операции на начальный период войны не получили конкретной разработки из-за существовавшей на тот момент неопределенной дипломатической ситуации в отношении Австрии. Несмотря на то, что это государство уже находилось в состоянии войны с Россией, в Вене не торопились объявлять войну Франции. В Париже австрийские дипломаты продолжали высказываться исключительно о мирных намерениях своего руководства. Накануне, 2 августа г. Однако в тот же день турецкие представители подписали с Германией дружественный договор, одна из ключевых статей которого декларировала, что в случае вмешательства России в австро-сербский конфликт Турция оставляет за собой право casus foederis в отношении Германии. Турецкое руководство не заставило себя долго ждать с практическим осуществлением пункта casus foederis, то есть с выполнением обязательств по союзному договору с Германией: Согласно другим статьям договора, Германия оставляла в Константинополе свою военную миссию, что способствовало укреплению ее позиций в турецкой столице.

В тот период правительство Николая II всячески стремилось удержать Турцию от присоединения к австро-германскому блоку и сохранить ее нейтралитет. Российскому послу в Константинополе М. Бирсу были даны инструкции не упускать ни малейшей возможности для выражения турецким министрам готовности России предоставить самые серьезные гарантии территориальной целостности и неприкосновенности Османской империи. На тот период ни о каком захвате Босфора в Петербурге и не помышляли — это произойдет несколько позже, в г. В начале августа верховный главнокомандующий великий князь Николай Николаевич предполагал заключить договор с Болгарией с расчетом на то, что если Турция все же выступит на стороне Центральных держав, то часть турецких сил окажется задействованными на сухопутном театре в боях с болгарской армией. Министр иностранных дел России С. Сазонов предпринял несколько попыток склонить Болгарию на сторону Антанты, обещая болгарам территориальные компенсации. В качестве еще одного варианта российский МИД предусматривал добиться от Болгарии хотя бы провозглашения нейтралитета, но она не сделала ни того, ни другого. Особенное опасение России вызывало и то, что Австрия еще до объявления войны Франции двинет свой флот в Дарданеллы на соединение с оказавшимися в турецких водах двумя германскими крейсерами. Целью такой акции могло стать оказание военного и политического давления на турецкое руководство, прорыв в Черное море и принуждение Болгарии присоединиться к Тройственному союзу. В Foreigh Office хотя н не были обеспокоены этой проблемой подобно своим петербургским коллегам, но тем не менее дали указание поддерживать на переговорах в Париже все предложения российской стороны, касающиеся скорейшего объявления Францией войны Австрии. В дальнейшем та же практика сохранилась: Впоследствии миноносцы все их расстреляли, принимая за мины. Таким образом, тактика первоначального использования лодок у русских и у немцев была абсолютно одинаковой, хотя наши лодки прошли более серьезную подготовку. Ожидаемого "неминуемого" вторжения немцев в Финский залив не произошло так же как немцы не дождались атаки Гельголанда. Только 24 августа 3 крейсера и подлодка U-3 вышли в операцию против русских дозоров.

Русские подлодки в Первой мировой войне

Причем, U-3 из Киля буксировали надводным кораблем, чтобы не утомить раньше времени мильным переходом экипаж. Крейсера должны были заманить наши корабли, несущие дозор, на засаду подлодки. В дальнейшем этот способ немцы практиковали часто. Так 27 августа немецкие крейсеры пытались заманить "Адмирала Макарова" и "Баяна". Он остановил крейсер "Augsburg" под обстрелом двух российских крейсеров и выпустил часть пара, имитируя попадание в корабль. Однако наши корабли не пошли на сближение. У субмарины отказали рули и самостоятельно она ничего не смогла сделать. Возвратившись, командир донес, что лодка непригодна для длительных операций. Когда из документов, захваченных на крейсере "Magdeburg", стало известно, что немцы не планируют вторжение на Балтику, это отразилось на действиях субмарин. На ночь лодки возвращались. Изменение тактики выразилось в вынесении позиции западнее в море. В тот же день "Акула" лейтенанта Н. Гудима, одного из наиболее известных русских подводников, вышла в поход к Дагерорту, а затем вместо того, чтобы вернуться, по инициативе командира осталась в море и прошла к берегам Швеции.

  • В пруду есть карась но он не клюет почему
  • Бамбуковая удочка тюмень
  • Самодельные огни для лодки
  • Что клюет сейчас из рыбы в челябинской области
  • Немцы, заметив пенную дорожку, отвернули. Так прошла первая атака русской лодки. Эта "самоволка" дала командованию уверенность, что лодки могут воевать гораздо активнее. Теперь до конца сентября все лодки выходили к Дагерорту, но командиры лодок уже хотели большего и засыпали свое начальство рапортами с планами различных операций. Однако немцы узнали о прорыве на Балтику английских лодок и отвели корабли. Полностью уверившись, что угрозы вторжения нет, командование флота перенесло маневренную базу на Аландские острова в Мунк-Хольм, в 2 милях от Мариенхамна. Операции лодок обеспечивал транспорт "Оланд". Еще на Лапвикских створах заметили парусную лайбу. Sony PlayStation 4 Gb от руб. Samsung Galaxy Tab A 9. Апорт - поиск цен на товары. При копировании материала, активная ссылка на наш сайт обязательна. Мнения и взгляды авторов не всегда совпадают с точкой зрения редакции. Planet Today Отказ от ответственности Условия предоставления информации Политика использования cookies Контакты. Только в Германии за годы Первой мировой войны были построены подводные лодки, а Российский флот увеличился с 28 до 52 субмарин. При этом подводные лодки времен Первой мировой первоначально имели весьма скромные характеристики: Правда, к концу войны в Германии стали строить подводные крейсера водоизмещением до тонн и автономностью до суток. Самой результативной подводной лодкой в военной истории по числу уничтоженных целей стала в годы Первой мировой войны германская субмарина U, действовавшая в Средиземном море. Еще можно предположить, что лодка попросту перевернулась, хотя во избежание этого мины Уайтхеда были взяты только во внутренние аппараты, а четыре наружных аппарата Джевецкого-Подгорного не были заряжены. Старшим офицером был лейтенант [] Герсдорф, штурманом — лейтенант Копец, вахтенным начальником — мичман Чистовский. Ввиду малого знакомства личного состава с новыми минами заграждения в первую боевую постановку пошел помощник изобретателя капитана 1 ранга Шрейбера мой товарищ по выпуску из Морского корпуса лейтенант Стефан Калчев, болгарин по происхождению, в году перешедший на службу в русский флот.

    Этот же самый Калчев изобрел особую дрейфующую мину, обладающую близкой к нулю плавучестью и предназначенную специально для Босфора. По его мысли, ударная цилиндрическая мина свободно плывет по течению на заданной глубине до тех пор, пока у нее хватает электрической энергии, то есть около недели, но срок плавания может быть сокращен до нескольких десятков минут. Брошенные в устье Босфора мины, никем не замеченные, уносились бы течением в глубь пролива, где должны были взорваться при ударе о подводную часть идущего или стоящего на якоре корабля, сети или набережной, топя суда, разрывая сети или разрушая береговые сооружения. Насколько продвинулась разработка таких мин, мне неизвестно, и будет ли она теперь закончена, кто знает? Между тем, Николай Александрович, вне всякого сомнения, был одним из лучших, достойнейших и талантливейших командиров наших подводных лодок. Он счастливо сочетал восьмилетний опыт непрерывной службы в подводном флоте с наклонностями и способностями к теоретической разработке тактических вопросов. При другом начальнике Дивизии подводных лодок Балтийского моря капитан 2 ранга Гудим наверняка был бы переведен в Морской генеральный штаб, где его опыт, знания и наклонности могли проявиться в полной мере. С его гибелью мы потеряли офицера, который мог бы явиться творцом новой тактики подводных судов, по молодости подводного плавания еще не существующей во флотах всего мира Вечером 15 ноября г. Бубновым еще в период русско-японской войны в связи с необходимостью иметь на Дальнем Востоке лодки с большим радиусом действия, способные плавать до берегов Японии и наносить удары противнику в его портах и базах. Морское министерство решило тогда приобрести у фирмы Лэка четыре подводные лодки водоизмещением по т. ПЛ типа "Кайман" , а по проекту Бубнова построить на Балтийском заводе лишь одну подводную лодку. Являлась развитием проекта ПЛ "Минога", отличалась увеличенным водоизмещением, лучшей мореходностью и усиленным составом вооружения. Водоизмещение - надводное - тонн, подводное - тонн Силовая установка - 3 дизеля 4 Ц ; 4 Т завода А. Нобеля - по л.